Не всегда на создание выдающегося автомобиля дизайнеров толкает вдохновение. Красивые истории про целеустремленных изобретателей, что так любят изображать в литературе или кино, случаются не так уж и часто. Как ни жаль, но волшебный пинок по филейной части тела служит куда большим мотиватором для автоинженера, чем его собственное призвание. Поэтому многие выдающиеся автомобили появились на свет не ради светлого будущего, а просто по необходимости. Либо суровые начальники, либо сама жизнь вынуждала творцов расчехлить орудия и придумать что-то более выдающееся, чем есть у конкурентов. Остальное – дело техники, и говорить об этом не принято. Примерно так обстояли дела в клане General Motors в начале 60-х.


Несмотря на ряд серьезных технологических исследований, отразившихся на концептах серии Firebird, в новом десятилетии концерну нечем было удивить своих покупателей. Да, его подразделения уверенно лидировали по объемам продаж, но производственным энтузиазмом не блистали. Chrysler же тогда слыл инициатором экспериментов и техническим новатором, а FMC принадлежала пальма первенства в области дизайна. Такие модели, как Thunderbird, Falcon и Mustang стали не просто иконами стиля – они открыли новые сегменты автомобильного рынка. Своя «открывашка» нужна была GM, как воздух, и когда она появилась, сложно было представить машину красивее. Назывался аппарат Buick Riviera.

Тот самый пинок

На создание этого «personal luxury car» повлиял президент General Motors Джон Гордон, раздосадованный успехом конкурентного Ford Thunderbird. Машина «вундеркиндов голубого овала» и вправду получилась отличной, задав мороки остальным участникам Большой тройки. Бесило Гордона и полное равнодушие к этому всех его подчиненных – отделения были готовы построить что-то похожее на T-Bird, но никаких здравых идей не выдавали. На руках у президента оставался единственный козырь – отдел экспериментальных разработок, хотя оный из-за постоянных нагрузок и так напоминал дымящийся котел.

Верховодил там Нед Николз, некогда занимавший пост шеф-дизайнера компании Buick (читатель уже мог ознакомиться с его крышесносным концептом Wildcat II). Это был весьма деятельный человек с прогрессивными взглядами на автопромышленность. Когда он понял, что на «автомобилях мечты» больших денег не заработать, он переключился на коммерческие проекты, и его карьера стремительно пошла в гору. Чтобы утвердиться на обретенной вершине, Нед, в общем-то одаренный художник, не гнушался подкупом и лестью, так что когда ему поручили разработку нового «personal luxury car», он первым делом узнал имя куратора проекта.

Им оказался Билл Митчелл, вице-президент GM по дизайну – фигура влиятельная и авторитетная, особенно среди автомобильных стилистов. Люди, приближенные к этой особе, знали, что оная питает слабость к довоенным моделям La Salle – престижной некогда марке, входившей в состав General Motors. Этого посыла оказалось достаточно, чтобы направить размышления Митчелла в нужное русло: увидев первые эскизы купе с овальным контуром радиаторной решетки, куратор понял, что именно на этом элементе стоит сделать акцент. Ну а дальше последовала череда удивительных совпадений.

Эскизы Николза непосредственно Митчеллу нравились, но этого было недостаточно, чтобы отправить автомобиль на конвейер. Куратор задумал поездку в Лондон, чтобы подсмотреть лучшие тенденции европейского автодизайна. Выставки Митчелла не впечатлили, а вот угловатый абрис Rolls-Royce 25/30 с кузовом от ателье Hooper&Co, случайно увиденный им по дороге в отель – очень даже! После него облик новой GM-овской «открывашки» сложился в голове куратора будто бы сам собой.

Вернувшись в Штаты, Митчелл встретился с Николзом, и они вместе придумали высококлассный кузов, сочетавший в себе элегантность La Salle с выдержанной роскошью Rolls-Royce. При этом в облике новой модели практически отсутствовали черты, обязательные для детройтских выкормышей: минимум хрома и выштамповок и никаких плавников – такая сдержанная европейская элегантность, помноженная на американский «king size» размер. Президент General Motors был заинтригован конечным вариантом купе – все-таки подобного в Америке еще никто не делал, а потому велел запускать модель на конвейер.

Но перед этим нужно было еще выбрать, какому подразделению доверить ответственное производство, ведь в 1961 году никто из них еще не знал о проекте ХР-715 – не зря же учреждение, занимавшиеся им, носило название «отдела экспериментальных разработок». Руководство концерна даже объявило специальный конкурс на лучшую презентацию, которая и определила бы самого подходящего кандидата. Но согласны с этим были далеко не все: Cadillac отказался сразу, ведь был загружен заказами под завязку; чуть позже «отвалился» Chevrolet. Зато Oldsmobile, Pontiac и Buick были рады побороться за хлебный заказ.

Особенно нуждался в этом «щитоносный» бренд, чья производительность после войны просела аж на полмиллиона единиц в год. Менеджмент компании привел в свою пользу сокрушительные аргументы, отказавшись от каких-либо переделок проекта ХР-715. В итоге будущий бестселлер Riviera прописался в модельном ряду Buick на целых 36 лет.

Вот это встреча!

Данный экскурс в историю я изобразил, дорогой читатель, хоть бегло и на коленке, но все же не просто так, а по случаю. Стоит ли вообще вспоминать о заморских автомобилях, если у них не намечается никакой круглой даты? В бесполезности такие разговоры сравнимы разве что с сексом по телефону, ведь все знают, что лучше один раз попробовать, чем сто раз услышать. Только увидеть Ривьеру мне все же посчастливилось. А также услышать, ощутить и попробовать.

Да, это не «классическая» Ривьера со слепыми фарами от самого Билла Митчелла, мелкоячеистой решеткой радиатора а-ля Ferrari и спортивной динамикой. Наше авто принадлежит к третьей генерации модели, и по-своему удивительно. Главным образом, остроконечным килем в виде литеры «V», называемой не иначе, как «boat-tail» (англ. «корма лодки»). В свое время этот стилистический ход произвел великий раскол в стане американских автомобилистов. А сегодня такой тип кузова считается едва ли не самым красивым примером автомоды 70-х.

Кстати, новая версия Buick Riviera, сошедшая с конвейера в 1971 году, с коммерческой точки зрения была самой провальной. Даже первое поколение этого «luxury coupe» шло вразрез с традиционными представлениями американцев об автомобилях. Но все-таки его общие продажи перевалили за 112 тысяч единиц. После надоевших крыльев и глобального хромирования, дизайн этого авто выглядел свежо и оригинально. Чтобы предотвратить старение своей флагманской модели, инженеры Buick каждый год подвергали ее рестайлингу. В третьей же генерации Ривьеры стилист Джери Хиршберг выдал такое, к чему и сам, наверное, не был до конца готов… Прямая, элегантно вытянутая, точно стан аристократки, линия боковин стремительно переходит в корму, чьи эротичные изгибы напоминают бедра танцовщицы. Тонкий серебристый молдинг, опоясывающий кузов по контуру, похож на линию трусиков, которые вот-вот должны упасть и открыть взору то, чего всегда так жаждет мужчина. Наверное, поэтому все проезжающие мимо автомобилисты сбавляли ход, а какой-то парняга на Хаммере, высунув язык, наворачивал круги рядом с Ривьерой – видимо, ждал продолжения…

Это ли не синергия женственности и сексуальности, воплощенная в автомобильном металле? Да уж, много воды утекло со времен рок-н-ролльных 70-х, и люди основательно подзабыли, как именно должны выглядеть настоящие «тачки» да звучать двигатели. Но все же купе в «одежке» boat-tail даст фору многим своим современникам. Эти точеные линии, эти гнутые стекла, этот флер очарования первых свиданий… Даже представить себе не мог, что внешность машины пробудит во мне такие эмоции! Еще раз повторюсь, дорогой читатель, мне чертовски повезло, ибо встретить другой Buick Riviera в масштабах одного города равносильно тому, чтобы поверить в существование единорогов.

Внутри Ривьера была еще больше, чем казалось снаружи. В основном, наверное, из-за абсолютно голого торпедо: все приборы и органы управления были компактно устроены со стороны водителя. Остальное пространство оказалось не занято абсолютно ничем, из-за чего салон машины выглядел безразмерным. В этом купе может с легкостью разместиться до шести человек, но машина при этом не кажется хиппи-коммуной. И водитель, и передний пассажир могут отгородиться от остальных массивными подлокотниками. Как раз для этого спереди, вместо дивана, установлены отдельные кресла – они же имеют электрическую регулировку. Электроприводом оснащены и окна. Все это да однозонный кондиционер – пожалуй, все удобства, входившие в стандартную комплектацию Buick Riviera III.

Интерьер авто оформлен в полном соответствии с экстерьером. Костя долго маялся выбором: покрасить машину в черный или восстановить оригинальный цвет. В итоге кузову вернули его истинный окрас, «burnt coral», или «жженый коралл». Оный хорош тем, что подчеркивает силуэт Ривьеры именно там, где надо. Под стать ему подбиралась и обивка салона. Конечный вариант слегка отличается от стоковой версии, зато реставраторам удалось добиться гармонии внешнего и внутреннего миров этой модели.

Едва только руки потянулись к зажиганию, чтобы оживить двигатель – машина не завелась. Даром, что под капотом располагался луженый 7,5-литровый агрегат – стартер не хотел приводить его в действие. «Стесняется, наверное – а может, капризничает?», – подумал я. Но мой приятель-фотограф причину таких капризов умеет определять сходу, поэтому вооружившись молотком, он полез под днище моторного отсека – приводить в чувство стартер. Терапия хоть и не шоковая, но помогла – вскоре 250 диких американских лошадок лихо взбрыкнули, и «движок» заработал.

Ехать в американских «full-size» автомобилях – все равно что скользить по волнам на круизной яхте: большое водоизмещение заставляет быть предельно внимательным при любых маневрах, особенно на скорости. Все же здесь ко многому нужно привыкнуть: и к отсутствию поясничной поддержки кресел, внушающих чувство ложного расслабления; и к мягкому рулю, который подобен штурвалу судна и с опозданием «доезжает» вслед за действиями рулевого; и к непомерно длинному носу, из-за которого любой поворот следует просчитать заранее.

При этом Buick Riviera обладает отличным техническим оснащением для своего года выпуска. Двигатель здесь работает в паре с легендарным «автоматом» Turbo Hydra-Matic 400, которого не чурались даже в Ferrari, не говоря уж о Bentley, Rolls-Royce и военном Hummer, уважавшим агрегат за феноменальную надежность и способность переваривать большой крутящий момент мотора.

Полноценная двухрычажная подвеска, что пришла на смену рессорам, не имеет ничего против множественных изъянов дорожного полотна, слегка покачивая корпус и тем самым усиливая сходство машины с яхтой. Дисковые тормоза, снабженные вакуумным усилителем, способны практически мгновенно остановить это двухтонное «плавсредство».

Кстати, Ривьера – один из первых удачных примеров массового автомобиля с внедренным электронным помощником управления. Антипробуксовочная система Max Track на самом деле работала, считывая показатели с задних колес и перераспределяя крутящий момент между ними не хуже современных компьютерных устройств.

Словом, этот Бьюик требует к себе длительного привыкания, но не заставит водителя ни на секунду пожалеть об этом. Гарантией тому служат ослепительные девичьи улыбки с обеих сторон городских улиц.

Трудности перевоза.

История покупки сей прекрасной Ривьеры чем-то напоминает детективный сюжет: в ней есть драма, интрига и даже злодей, виновный в покушении на убийство, а также оптимистичная концовка. Все началось с детского увлечения заокеанскими автомобилями через статьи журнала «Америка». Повзрослев, Костя всерьез задумался о покупке такого олдтаймера. Поиски подходящей машины ускорились в связи с повышением таможенных пошлин в июне 2011-го – позже приобретение семилитрового дредноута приравнивалось бы к покупке новой машины. Перебрав несколько вариантов, молодой человек остановился на лучшем из них – Buick Riviera третьей генерации уже полгода как находился в Германии, куда перекочевал из штата Колорадо. Внешность авто оставляла желать лучшего, но с виду оно было комплектным и продавалось по приемлемой цене – $6 тысяч. Размышлять долго не приходилось: документы о купле-продаже были срочно подписаны, а транспортировка совершена в кратчайшие сроки. Вот тебе, читатель, и завязка истории.

Когда Ривьера предстала перед своим новым владельцем, то едва ли была похожа на машину мечты: пригоревшая краска на корпусе была чем-то припудрена, салон пребывал в плачевном состоянии. Авто всем своим видом кричало, что нуждается в хорошем реставраторе, и здесь Косте не повезло – его Бьюик прибрал к рукам хрестоматийный кидала. Сыграв на неопытности владельца, оный «рукодел» прикинулся профессионалом, прошедшим стажировку в Европе. Он красиво говорил, показывал какие-то сертификаты, а в итоге промурыжил автомобиль 3,5 года, так ничего толком и не сделав…

После череды долгих и утомительных разборок Бьюик снова вернулся к своему владельцу. Костя готовил подарок себе на свадьбу, и машина приводилась в чувство в экстремальном режиме. Ее, конечно, поставили на колеса, но ненадолго – в самый разгар торжества она перестала ехать из-за порванного патрубка радиатора. На этом Костина инициатива иссякла, и он принялся искать квалифицированных мастеров, чтобы доверить им операцию по спасению жизни своего питомца.

«Когда я познакомился с профессиональными реставраторами, они открыли мне глаза на многие вещи», – говорит хозяин Ривьеры. «Список первичных доработок занимал 12 листов, исписанных мелким почерком. Кузов, рама, ходовая, подвеска – лечить нужно было все».

Повторная разборка выявила многие возрастные болезни авто, которые в будущем представляли бы опасность и для его владельца. Самой жуткой из них было плохое состояние комплекта креплений рамы к кузову. Ходовая часть Ривьеры соединяется с корпусом через специальные подушки; всего таких узлов в автомобиле 12, шесть из которых отсутствовали напрочь, а остальные сгнили и держались кое-как. Из-за этого кузов сильно «ворочало» в поворотах и трясло на ухабах, а однажды он мог и вовсе съехать на асфальт. Замена уставших деталей на комплект новеньких «полиуретанок» от Energy Suspension вернула Бьюику былую монолитность и сделала его более безопасным для всех.

В остальном состояние кузовного железа реставраторов порадовало: 43-летнее пребывание машины в Колорадо отразилось на нем лишь в виде подгнивших задних арок, и только. Куда тяжелее Ривьера перенесла зимовку в Германии, где ей почти сразу разбили одну из форточек, отчего в салон периодически проникала вода, растекаясь на полу лужами. Так что вместе со стеклом пришлось заменить и его.

С ходовой дела обстояли куда хуже. Костя давно обнаружил, что на средних скоростях била задняя левая полуось. Найти такую же новую на 31 шлиц от 12-болтового редуктора GM оказалось невозможно, поэтому «родную» деталь пришлось ровнять на токарном станке. Подвергся замене и вечно текущий радиатор, сваренный из алюминия по оригинальному образцу. А вот двигатель был спасен чудом.

Агрегат пережил вторую «капиталку», совершенную тем злополучным «реставратором», что перешел дорогу Косте в самом начале. Какое-то время мотор работал. О назревавшей проблеме, люто стуча, сообщили гидрокомпенсаторы. В любой момент они могли заклинить и повыбивать клапаны, так что их пришлось заменить. Но выявить хворь настоящие спецы смогли лишь тогда, когда слили с «движка» масло и увидели в нем примесь стертого металла. Оказалось, что все новые вкладыши/прокладки, которые купил Костя, злобный «рукодел» ставил на свои места без шлифовки! Также он ни слова не сказал об износе комплекта звездочек ГРМ (заменяющих в моторе ремень ГРМ). Все это было исправлено лишь недавно, и в настоящий момент Ривьера переживает очередную обкатку.

Краткие технические характеристики
Габариты (Д / Ш / В):
5 674 / 2 029 / 1 372
Двигатель:
Buick V8 7,5L 250Hp
Тип кузова:
двухдверный хардтоп
Платформа:
GM A-platform
Топливо:
Аи-92

Собирая кусочки пазла

Несмотря на длительный процесс восстановления, Костя видит себя счастливым обладателем купе Buick Riviera уже сейчас. Да, реставрация машины еще не закончена, и многое в ней только предстоит довести до ума: например, улучшить подвеску и рулевое, заменить стартер, поставить на мотор более современный карбюратор, поправить компрессор в кондиционере.

Стоимость ремонтных работ уже превысила ценник авто почти втрое, но останавливаться на полдороги его хозяин не намерен. Внушает оптимизм тот факт, что все расходники для американских олдтаймеров можно найти очень легко, а главное – дешево. К примеру, новый наконечник рулевой тяги стоит $5; $11 – с дилерской наценкой. Большую часть затрат, конечно же, съедает перевозка, ведь чем тяжелее деталь, тем она дороже. Но главное – что все это выпускается и сейчас, хотя с оригиналом проблем тоже нет. А вот кузовных частей мало, поскольку, в отличие от Мустангов, Ривьера выпускалась тиражом более, чем скромным. Впрочем, Костина машина в них пока не нуждается – пусть так будет и впредь.

А вот о чем владелец купе любит порассказать, так это о замене различных имиджевых деталей на стоковые вещи. К примеру, об установке рукоятки рычага АКПП Костя говорил с придыханием.

В свое время коммерческий успех обошел стороной третью генерацию Buick Riviera – в премьерный год продажи не превысили 34 тыс. экземпляров. Признание пришло к этой сексуальной модели гораздо позже, когда ее ДНК уже стерлись из памяти заводского конвейера. Приятно, что ценитель этой редкой красоты нашелся и в Беларуси. Удачи ему и его автомобилю. Во всем.

Поделиться ссылкой:

Buick Riviera 1973 года.
Метки:        

2 thoughts on “Buick Riviera 1973 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *