uy1uu8hqycnqtqjezlbb5gs800

Лев Толстой, «Битлз», сумка Chanel 2.55 и очки Ray-Ban Aviator. Люди и вещи вне времени. Попытайтесь продолжить список — и мигом поймете, что в мире не так много «вечного», а бессмертные автомобили можно пересчитать по пальцам одной руки. Один из таких — DeLorean DMC‑12. Это средний палец Джона Захарии Делориана, показанный превратностям судьбы и трудностям на пути к достижению цели.

Скажи кто-нибудь Делориану в середине 1970‑х, что спустя десять лет его детище станет предметом обожания миллионов по всему миру, - он едва бы поверил. Хотя в глубине души американец румыно-венгерского происхождения только о том и мечтал. Идея создания собственной автомобильной компании так прочно сидела в голове, что пятидесятилетний Джон, занимавший должность вице-президента концерна General Motors и находившийся на пике карьеры, хлопнул дверью и объявил об основании фирмы DeLorean Motor Company.

8rlsvscgd3_-60haxeymdas800
DMC‑12 может разогнаться до необходимых 88 миль в час (140 км/ч), но не блещет ни динамикой, ни управляемостью. Впрочем, чтобы получить удовольствие от «машины времени», этого и не требуется. DeLorean — тот случай, когда восторженные взгляды гораздо важнее ездовых качеств.

Для реализации задуманного Делориан договорился с властями Великобритании о финансировании и построил в пригороде Белфаста (столица Северной Ирландии) завод на 2500 рабочих мест. Дизайн будущей машины заказал знаменитому Джорджетто Джуджаро, главе ателье Italdesign, а разработку технической документации поручил основателю фирмы Lotus Колину Чепмену. Кузов из полимеров, обвешанный панелями из нержавеющей стали миллиметровой толщины, сделал автомобиль стопроцентно узнаваемым и почти неподвластным коррозии. А двери типа «крыло чайки» придали машине футуристичности. Но дальше возникли трудности, породившие начало конца.

Трения с руководством GM заставили Джона отказаться от первоначальной задумки ставить на DMC‑12 модернизированный двигатель от Chevrolet Corvette. Пришлось остановить выбор на шестицилиндровом атмосфернике совместной разработки Peugeot, Renault и Volvo. Мотор объемом 2,8 л и мощностью всего 150 сил трудился в связке с пятиступенчатой механикой или трехступенчатым автоматом от Renault 30 и разгонял DMC‑12 до сотни за бесконечные 10 секунд. Вдобавок автомобили собирали в спешке руками неквалифицированных рабочих в проблемной Северной Ирландии. Неудивительно, что DeLorean преследовали проблемы с качеством, и это было особенно неприятно на фоне высокой на тот момент цены — около 25 тысяч долларов.

wtk0r1klfhff6gjwj_4o0qs800
Двери типа «крыло чайки» (для их открывания достаточно всего 35 см пространства до соседней машины) были единственным условием, поставленным Джоном Делорианом перед маэстро Джуджаро. В остальном итальянский дизайнер получил полный карт-бланш.
«Потоковый накопитель».
Заливная горловина расположена под крышкой багажника (капот в привычном понимании), которую приходится открывать при каждой заправке.

Точку в незавидной судьбе балансировавшей на грани банкротства компании DeLorean поставило сфабрикованное против Джона Делориана дело о реализации крупной партии кокаина. Через несколько недель после ареста Джона оправдали, но авторитет был подорван бесповоротно — и многочисленные кредиторы стали отказывать в средствах. Несмотря на все попытки выправить ситуацию, производство DMC‑12 свернули в 1983‑м — через полтора года после запуска. За это время изготовили около девяти тысяч автомобилей, а продали лишь треть.

На этом печальная история марки должна была завершиться, но в 1985 году в кинопрокат вышла первая часть трилогии «Назад в будущее» — и всё перевернулось вверх дном.DeLorean DMC‑12 в роли машины времени в одночасье стал свое­об­разным Винсентом Ван Гогом автомобильного мира, получив всемирное признание после конвейерной смерти. Люди стали бредить этой машиной, и многие бредят ею до сих пор.

«А что-нибудь пологое у вас есть?»

Попади Марти и Док в наши дни, они разочаровались бы: ни аэробордов, ни автошнуровки кроссовок, ни даже гидратора пиццы. Всё, что мы имеем сегодня, - гироскутеры, Pokemon GO и BMW i8. Но именно благодаря этим вещам не сомневаемся в том, что будущее — здесь и сейчас.

Баварское i‑купе прошло все стадии от идеи до воплощения за рекордные для компании 36 месяцев. При этом оперативность не помешала «ай-восьмерке» стать квинтэссенцией передовых решений и самым продвинутым BMW.

8oolt31cmi9jbrnbh5vvdas800

Карбоновый монокок (на самом деле это не совсем монокок, а множество углепластиковых деталей, внахлест наложенных друг на друга), гибридная силовая установка мощностью 362 л.с. и заявленный расход 2,1 л/100 км при обещанном наборе сотни за 4,4 секунды.

Коэффициент сопротивления Сx равен 0,26 — на семь сотых меньше, чем у Ferrari 458 Italia. У машины самый низкий среди всех BMW центр тяжести и идеальная развесовка. Взмывающие в небо гигантские двери представляют собой нечто среднее между «крылом чайки» и «гильотиной». В этом смысле i8 и DMC‑12 очень похожи. А еще оба одинаково талантливо привлекают внимание. Почти одинаково.

 Пока мы ждем на центральной набережной Нижнего Новгорода владельца одного из трех имеющихся в России Делорианов, любопытные крутятся вокруг синего гибрида BMW и засыпают вопросами. Желание промолчать или отправить людей в интернет — колоссальное. Но мы в тысячный раз произносим, словно мантру: разгон до сотни — чуть меньше 5 секунд с заряженной батареей и около 7 — с разряженной, а цена — десять с половиной миллионов рублей.

Интерьер i8 футуристичен в целом, но абсолютно привычен в мелочах. Умение забираться сюда через широкий углепластиковый порог — искусство, требующее отработки.
Изначально на i8 планировали устанавливать робот с двумя сцеплени­ями, но в итоге остановились на классическом шестиступенчатом автомате. Мудрое решение! К быстродействию гидромеханической коробки нет никаких претензий.
Задний ряд годен лишь для детей и сумок. Уже при росте 160 см пассажир подпирает головой крышу.

Про расход топлива нас не спросили ни разу, но вы должны понимать: паспортные данные — полная чушь. Два с небольшим литра на сотню достижимы только при полностью заряженной батарее, которой хватает в лучшем случае километров на двадцать. В реальности BMW i8 на каждых ста километрах трассы опустошает свой опционный 42‑литровый бак (емкость базового — всего 30 л) на семь литров, двигаясь в довольно спокойном режиме. И хотя даже XRAY, служащий нам техничкой и камера-каром, выпивает на тех же дорогах на пол-литра больше, маркетологов BMW очень хочется сжечь на бензиновом костре. Не слишком приятно чувствовать себя жертвой рекламных хитростей.

Внезапно возникший на набережной DMC‑12 мигом спасает нас от надоевших вопросов. BMW i8 превращается в невидимку — вниманием людей всецело завладевает вечно молодое купе 1981 года выпуска. Зевак не волнует ни мощность, ни расход, ни даже динамика. Они ходят кругами, улыбаются и снимают DeLorean камерами смартфонов. Да и мы тоже.

Дело в том, что совсем недавно Олег, владелец этого Делориана, озадачился стайлингом: списался с киностудией Universal, уговорил американцев прислать ему чертежи и фактически в точности воссоздал машину времени. Что-то делал из подручных материалов, что-то копировал один в один. Например, крышка «атомного реактора» (это колпак от купе Dodge Polara образца 1955 года) — точь-в‑точь как в фильме. А лежащая на передней панели бейсболка Марти из 2015‑го — аксессуар, выпущенный по заказу студии Universal. Точно такая же снималась в фильме.

Интерьер типичен для спорткаров конца 1970‑х и напоминает о купе Lotus Esprit. Благодаря узкому порогу забираться сюда удобно. Панель и кресла перешиты нынешним владельцем: все до единого DMC‑12 сходили с конвейера со строгим салоном серого цвета. Трехступенчатый автомат от хэтчбека Renault 30 и сегодня неплохо ориентируется в немногочисленных передачах, но никак не позволяет назвать DMC‑12 спортивным купе. Бейсболка Марти — аксессуар, выпущенный по заказу студии Universal. Точно как в фильме.
Сиденья DMC‑12 мягкие, ненавязчивые и начисто лишены спортивности. Как и машина в целом.
Если разогнаться до 88 миль в час…

Нутро Делориана выдержано в духе своего времени. Архитектура передней панели очень напоминает Lotus Esprit тех же годов. Совпадение? Не думаю. Хотя бы потому, что при проектировании именно Esprit выступал в качестве референсного автомобиля. Посадка за рулем по-спортивному низкая, но сам DeLorean — еще ниже. Даже при моем росте 176 см остается совсем небольшой запас пространства над головой. Почти вертикально расположенный трехспицевый руль без подушки безопасности (на ранней стадии проектирования Джон Делориан очень хотел ее внедрить) и без регулировок удобен. И не пугайтесь буйства красок: салон в его нынешнем виде — не оригинальный. Когда машина приехала в Россию из Штатов, стандартный интерьер из серой кожи был настолько убит, что его пришлось перешить. Олег говорит, что решение временное и он двумя руками за аутентичность. Над интерьером работает каждый удобный момент. Например, обещает совсем скоро закрепить должным образом «потоковый накопитель» между передними сиденьями, а табло «установки времени» еще предстоит изготовить и интегрировать в панель.

«Дороги? Там, куда мы едем, они не нужны»

На ходу DeLorean DMC‑12 неожиданно очень мягок. Катастрофически мягок — если говорить о спортивном купе. Поначалу я даже заподозрил, что дело в уставшей подвеске конкретной машины. Но затем пересмотрел сцены из фильма, увидел, как DeLorean кренится в поворотах, и понял, что с подвеской испытанной машины, скорее всего, всё в порядке. Просто DMC‑12 — «диван» в обличье купе. Овца в волчьей шкуре. Возможно, так и было задумано. Хотя вероятнее, что инженеры из команды Колина Чепмена слишком торопились закончить работу или делали ее спустя рукава. Ведь скромный потенциал 150‑сильного двигателя явно превосходит ­возможности шасси. А с тормозами и вовсе беда: привод ватный, эффективность посредственная.

Крышка на «ядерном реакторе» — колпак от «американца» Dodge Polara образца 1955 года. Точь-в‑точь как в фильме!
Проводка и прочее навесное «оборудование» сделаны из подручных материалов (кажется это доски!), но в строгом соответствии с чертежами студии Universal. Смотрится потрясающе!

На этом контрасте отчетливо осознаёшь, сколь далеко прыгнула автомобильная промышленность за прошедшие тридцать лет. Если DMC‑12 — это Nokia 3310, то BMW i8 — дебютирующий со дня на день седьмой iPhone. И не важно, что салон «восьмерки» несколько проще, чем ее яркий внешний облик. Типичные джойстик-селектор и шайба управления системой iDrive — только в плюс. Главное, что едет машина прекрасно! Хотя, зная заявленные характеристики, ничего особенного от нее не ожидаешь.

За чисто формальными задними сиденьями располагается 1,5-литровый трехцилиндровый мотор от хэтчбека Mini Cooper, форсированный до 231 силы. Под нагрузкой звучит очень вкусно, как и подобает трем цилиндрам. А вот вибраций совсем нет. На моей памяти это первый трехцилиндровый автомобиль, в котором инженерам удалось полностью победить эту неприятную дрожь.

На передней оси — электродвигатель с отдачей 131 л.с., крутящим моментом 250 Н∙м и собственной двухступенчатой коробкой!

При массе гибрида 1485 кг суммарной отдачи двух моторов (362 л.с.) оказывается вполне достаточно. Не уверен насчет 4,4 секунды до сотни, но на динамику жаловаться грех. По пути из Нижнего Новгорода в Москву я поражаюсь «восьмерке» снова и снова. У нее острый руль и потрясающая для спортивного автомобиля плавность хода, несмотря на тоненькие передние шины — такие устанавливают, чтобы снизить сопротивление качению.

BMW i8 выглядит быстрее, чем едет. С разряжённой батареей разгон до сотни займет семь секунд — результат на уровне хот-хэтчей гольф-класса.
Наблюдать за режимами работы гибридной силовой установки можно благодаря красивой инфографике, хотя всё прекрасно чувствуется и без нее. Момент подключения бензинового двигателя никак не упустишь!
С помощью стандартного кабеля батарею BMW i8 можно пополнить на 80% за три часа. Если же разориться на зарядную станцию BMW i Wallbox Pure (или Pro), зарядка до того же уровня займет на час меньше.

Конечно, в критических режимах гибрид проиграет по времени круга и эмоциям и Porsche 911, и тому же Ferrari 458 Italia, но эти машины немного о разном. В отличие от чистокровных спорткаров, BMW i8 — автомобиль-эпатаж. Его выберут за внешний вид, а отличные ездовые качества получат бонусом. И знаете, когда я поймал себя на этой мысли, стало немного обидно, поскольку в долгосрочной перспективе «восьмерку» вряд ли что-то спасет.

Купе BMW i8 вовсе не заявка на вечность. И если баварский супергибрид не снимут в культовом мировом кино (более мировом, нежели Духless 2, и более культовом, чем четвертая часть франшизы «Миссия невыполнима»), другие новинки вытеснят его на задворки истории — и через какое-то время о нем забудут.

Однако сегодня i8 для компании BMW — это великолепный маркетинговый инструмент. Шоу-стоппер и передвижной рекламный щит, который люди во всем мире покупают и обслуживают за собственные деньги. И это — как и история теперь уже легендарного купе DeLorean DMC‑12 — своего рода нонсенс, который наверняка войдет в будущие учебники по пиару.

P. S. В конце девяностых британский бизнесмен Стефан Уайн выкупил права на торговую марку DMC, а также всю техническую документацию на купе DMC‑12 и запас неиспользованных комплектующих. Вскоре Стефан открыл фабрику в городе Хамбл (Техас) и занялся ремонтом и технической поддержкой машин DeLorean. Сегодня предприятие DMC Texas производит с дюжину новых автомобилей в год и имеет пять франчайзинговых дилеров: четырех в США и одного в Нидерландах.

«НАЗАД В БУДУЩЕЕ»: 10 ФАКТОВ

1. Первоначальное название фильма — «Пришелец с Плутона».

2. Режиссер Роберт Земекис и сценарист Боб Гейл долго не могли найти бюджет для фильма. Студии отказывали: мол, фильм детский и не будет иметь успеха. А Дисней завернул съемки из-за сцен свидания Марти со своей матерью. Только когда исполнительным продюсером стал Стивен Спилберг, который пришел в восторг от сценария, дело сдвинулось с мертвой точки.

3. После выхода первой части продолжение не планировалось. После финальной сцены с летающим автомобилем DeLorean шли титры. А когда вышло продолжение, в титрах первой части появилась фраза: «Продолжение следует».

4. Марти и Док для первого эксперимента с путешествием во времени встретились на парковке супермаркета «Две сосны», названного так по ориентиру — паре сосен, которые старик Пибоди когда-то посадил на этом месте. Когда Марти попал в 1955 год, он наехал на одну из молодых сосен… А когда вернулся в 1985‑й, супермаркет назывался уже «Одинокая сосна».

5. Изначально в сценарии энергию для прыжка во времени планировалось получить на ядерном полигоне. Но из-за скудного бюджета от этой идеи отказались и придумали сцену с молнией.

6. Роберт Земекис очень хотел видеть в главной роли Майкла Джея Фокса, но тот был занят в сериале «Семейные узы». Поэтому сначала в фильме играл Эрик Штольц. А когда Майкл всё же присоединился к проекту, Земекис не поленился переснять уже отснятые со Штольцем сцены.

7. Поскольку над сериалом «Семейные узы» и фильмом «Назад в будущее» работа шла одновременно, поначалу Земекис снимал ночные сцены. Майкл Джей Фокс бегал с одной площадки на другую. Он спал по четыре-пять часов в сутки в течение нескольких месяцев. Поэтому сцены, где Марти спит или должен быть сонным, выглядят очень убедительно!

8. В продолжении согласились сниматься все актеры, кроме Клодии Уэллс (Дженнифер Паркер, подруга Марти) и Криспина Гловера (Джордж Макфлай, отец Марти). Последний потребовал слишком высокий гонорар, и от его услуг отказались. Позже Гловер судился с создателями фильма из-за ­использования сцен из первой части с его участием.

9. В 2015 году всё еще можно видеть надломанную рейку на фасаде здания суда, которую доктор Эммет Браун, то есть Док, сломал в 1955-м.

10. Домашний реактор Mr. Fusion, которым была дооборудована машина времени в 2015 году, на самом деле — корпус кофемолки фирмы Krups.


оригинал статьи на сайте «За Рулём».

BMW i8 и DeLorean DMC-12 — вперед в будущее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *